Историческая справка

Как известно: новое – это хорошо забытое старое.

Когда в 1998 году появились судебные приставы, то многие с удивлением взирали на их черную форму, принимая их то за моряков, то за морских летчиков, то за прокуроров…

Между тем, у службы своя продолжительная история.

Должность судебных приставов была учреждена в России еще в древности. Причем слово «пристав»  употреблялось в Древней Руси в разных смыслах. В Новгороде на суде посадника приставами называли лиц, миривших тяжущихся. В Москве приставами назвали исполнительные чины, на которых возлагались какие-либо особые поручения, например, сопровождение иностранных послов, для чего выбирались лица из наиболее знатных фамилий. Однако, прежде всего, приставами являлись чиновники по судным делам, в чьи обязанности входил вызов на суд ответчика и свидетелей, а также производство взысканий по определению суда.

С конца XV по XVII вв. судебный пристав назывался недельщиком, поскольку исполнял свои обязанности неделями («быть в неделях»). Недельщики состояли при дьяках, которые вносили  их имена в особые книги при вступлении в должность. Обязанности недельщиков заключались в оповещении сторон о вызове и доставлении их в суд, а также в поимке преступников. Все это делалось самими недельщиками только в пределах города. Для вызова в суд из  уездов каждый недельщик имел при себе семь  так называемых ездоков, которые также были записаны в книгах у дьяков. Ездоки действовали от имени недельщика и под его ответственность. Недельщикам и ездокам полагалось вознаграждение, которое взыскивалось с вызываемых лиц. При вступлении в должность недельщики представляли поручные записи, называвшиеся «заговором», и поручителей («заговорщиков»), которые также вносились дьяками в книги. 

В XVIII веке должность пристава была упразднена и исполнительные функции  перешли в ведение полиции. Однако возложение на полицию судебно-вспомогательных функций не оправдало себя. Так, например, имелись случаи, когда из-за несвоевременного вызова в суд истцов, свидетелей и ответчиков (в соответствии с существовавшим порядком) судебные разбирательства затягивались на несколько десятков лет. Полицейские чины не были материально заинтересованы в том, чтобы обеспечить явку в суд всех приглашенных лиц. Исполнение же состоявшихся приговоров судов также затягивалось на годы.

 

Судебная реформа 1864 года

Судебная реформа 1864 г., имевшая  большое значение для развития судопроизводства в России, в корне изменила механизм исполнения решения судов, ядром которого стали судебные приставы.   В ходе судебной реформы были разработаны и приняты Законы (Судебные уставы), в основу которых легла организация судов Французской Республики. К ним относились: «Учреждение судебных установлений», «Устав о наказаниях, налагаемых мировым судьей», «Устав уголовного судопроизводства» и «Устав гражданского производства». Судебными уставами были регламентированы вопросы, связанные с правовым статусом судебных приставов.

В соответствии с принятыми законами судебные приставы состояли при мировых судьях, окружных судах, судебных палатах и кассационных департаментах Сената. Численность судебных приставов определялась индивидуально для каждого суда по штатам, утвержденным Министром юстиции Российской империи.  Судебный пристав окружного суда имел чин VIII класса согласно «Табели о рангах» и титуловался «Ваше высокоблагородие». Судебные приставы судебных палат и кассационных департаментов Сената имели чин X класса и титуловались «Ваше благородие».

Кандидаты на должность судебного пристава при окружных судах и судебных палатах избирались председателями данных судебных органов, а при кассационных департаментах Сената – обер-прокурорами, но утверждение в должности  происходило после прохождения ими испытания в течение года  со времени начала исполнения обязанностей. 

Денежное содержание судебных приставов в сравнении с другими должностными лицами судебных органов было невелико. Так, ежегодное содержание судебного пристава при окружном суде, кассационном департаменте Сената и при судебной палате  устанавливалось в размере 600 рублей. Для сравнения – такое же небольшое денежное содержание в сумме 600 рублей было только у помощника секретаря окружного суда. 

Кроме денежного содержания, устанавливаемого государством, все без исключения судебные приставы дополнительно получали за исполнение своих обязанностей денежное вознаграждение, которое взыскивалось с должника и распределялось между приставами «соразмерно их трудам и местным обстоятельствам, по усмотрению судебных палат, а там, где будут образованы советы судебных приставов, по распоряжению сих советов». Вознаграждение в пользу судебного пристава взыскивалось, например, за опись и продажу имущества, а также за иные исполнительные действия.
При поступлении на службу судебные приставы принимали присягу по утвержденной форме. К ней они приводились духовным лицом их вероисповедания на общем собрании департамента или отделения судебного органа, к которому они были прикреплены. 

Поступившему на службу приставу выдавалось свидетельство о поступлении его в должность судебного пристава с указанием местности, назначенной ему для жительства. В случае изменения места жительства в свидетельстве делалась соответствующая отметка. Кроме того, выдавался особый знак и особая печать.

Обязательным условием допуска судебного пристава к исполнению своих обязанностей являлось внесение им денежного залога, как указывалось в статье 302 «УСУ», в целях возмещения убытков, которые могли произойти от неправильных действий пристава. В ст.331 подчеркивалось, что если неправильными противозаконными действиями судебного пристава по исполнению его служебных обязанностей кому-либо будут причинены убытки, то, независимо от ответственности в дисциплинарном или уголовном порядке, вознаграждение за данные убытки производится по судебному решению из представленного приставом залога. Если залога оказывалось недостаточно для возмещения причиненного ущерба, то недостающая часть взыскивалась из «всякого иного имущества виновного».

Сумма залога для каждого судебного округа устанавливалась по представлению министра юстиции законодательном порядком. По Указу 1866 г. для Петербургского и Московского судебных округов размер залога составил 600 рублей. В дальнейшем эта норма была распространена на другие округа. Эта сумма равнялась штатному годовому содержанию судебного пристава. Считалось, что ее размер не является слишком большим, чтобы препятствовать поступлению на должность судебного пристава лицам, не имевшим значительного состояния. В некоторых российских губерниях сумма залога была меньше. Так, в Ставропольской  губернии и на Кавказе она составляла 200 рублей. Кроме того, в отдельных местностях залог вообще не требовался: Архангельской, Вологодской губерниях, Сибири, Средней Азии. Это объяснялось недостатком лиц, отвечавшим всем требованиям, в такой ситуации необходимость уплаты налога только усугубляла бы дефицит кадров.

 

Судебные исполнители Советской России

Декретом Совета Народных Комиссаров от 24 ноября 1917 года «О суде» все судебные учреждения, в т.ч. окружные суды были упразднены, а действие мировых  судов – приостановлено. Декретом предусматривалось создание двух видов судов – народных судов и революционных трибуналов. Учреждались уездные съезды (Советы) местных судей, которые являлись кассационной инстанцией для местных народных судов.

Порядок в местных судах и других судебных органах обеспечивался сначала Красной гвардией, а затем местной милицией, они же исполняли судебные приговоры. Решения по гражданским делам и различного рода денежные взыскания возлагались на судебных исполнителей, о которых прямо говорится в Положении о народном суде РСФСР, принятом Декретом ВЦИК от 30 ноября 1918 года. В 20-е годы, в период новой экономической политики, служба судебного исполнения работала достаточно активно в связи с оживлением гражданского оборота. 

Судебные исполнители, в отличие от судебных приставов, стали государственными служащими: они состояли в штатах районных народных судов и по своему правовому статусу являлись представителями судебной власти. 

Судебным исполнителем мог быть назначен гражданин, пользовавшийся избирательными правами, если он прослужил в течение одного года в какой-либо из должностей в органе советской юстиции или выдержал экзамен при губернском суде. Судебные исполнители назначались на должность или увольнялись с должности по распоряжению председателя губернского или окружного суда.

На протяжении последующих 80 лет в Российской Федерации функции обеспечения порядка в зале судебного заседания и принудительной доставки в суд участников процесса возлагаются на советскую милицию. И только в четырех бывших союзных республиках (Азербайджане, Армении, Грузии и Литве) уголовно-процессуальное законодательство предусматривало такого участника процесса как судебный комендант (распорядитель), основной задачей которого было обеспечение порядка в зале судебного заседания.

Судебные исполнители исполняли решения судов и судебные приказы по гражданским делам, исполнительные надписи нотариусов, определения судов, решения арбитражных и земельных комиссий и третейских судов, другие акты.

Затем порядок исполнения регламентировался в ГПК РСФСР 1964 года, ряде подзаконных актов, например инструкция Министерства юстиции СССР об исполнительном производстве от 15 ноября 1985 г. В тот период окончательно и сложилась действовавшая до середины 90-х годов система исполнительного производства СССР и России.

 

Возрождение института судебных приставов

Смена политического режима в 90-х годах, развитие предпринимательской деятельности, изменение форм владения, пользования и распоряжения сделали систему исполнительного производства «советского образца» неэффективной.

Логическим итогом разрешения сложившейся ситуации стало учреждение в России специальной службы, действующей на принципиально иных организационно-правовых началах — Службы судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации. Оно нашло свое практическое воплощение в двух Федеральных законах — «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве», вступивших в силу 6 ноября 1997 г.

Первым главным судебным приставом Республики Татарстан был назначен Хамит Габдулхакович ШАРИПОВ, являвшийся одновременно заместителем министра юстиции республики.

В 2001 году Министерство юстиции Республики Татарстан было реорганизовано и образовано Главное управление Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Татарстан, которое возглавил          Х.Г. Шарипов, а заместителем начальника Главного управления – главным судебным приставом по Республике Татарстан был назначен Юрий Иванович МИТЮШКИН.

В результате административной реформы 2004 года были реорганизованы органы Министерства юстиции Российской Федерации и образовался ведомственный Федеральный орган исполнительной власти — Федеральная служба судебных приставов Российской Федерации, Положение о которой было утверждено Указом Президента № 316 от 13 октября 2004 г.

В соответствии с данным указом было образовано Главное Управление (с 2007 года – Управление) Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан. Руководителем Управления – главным судебным приставом Республики Татарстан был назначен Х.Г. ШАРИПОВ, работавший в данной должности по март 2012 года.

В апреле 2012 года руководителем Управления – главным судебным приставом Республики Татарстан назначен Радик Мударисович ИЛЬЯСОВ.

Время создания/изменения документа: 14 июня 2012 09:48 / 03 апреля 2016 15:16

Версия для печати